Институциональная экономика - Олейник А.Н. - 2.5. Новая институциональная экономика

2.5. Новая институциональная экономика

Теперь остановимся на изменениях в «жестком ядре» неоклассики, связанных с развитием новой институциональной экономики. Начать следует с удара, нанесенного по модели общего равновесия Вальраса—Эрроу—Дебре теорией игр (Дж. фон Нейман, О. Морген-штерн, Дж. Нэш). Хотя теория игр и является самостоятельным направлением в экономической теории, ее нельзя свести к институциональному подходу, именно теория игр сформулировала язык моделей новой институциональной экономики. Действительно, теория игр строится на допущении, что: а) может существовать несколько точек равновесия; б) точки равновесия не обязательно совпадают с точками оптимума по Парето; в) равновесие может не существовать вообще 34. Далее, модель рационального выбора была подвергнута жесткой критике Г. Саймоном. Его теория неполной рациональности учитывает существование не только информационных издержек, но и когнитивных ограничений. В ней предполагается, что индивид не только не способен собрать весь объем информации о сделке и о ситуации на рынке, он не способен и

собранную информацию обработать оптимальным образом. «Разум, способность к обработке информации тоже являются редкими ресурсами»35. Учет когнитивных ограничений требует пересмотра самого принципа оптимизации (optimizing), лежащего в основе модели рационального выбора. Он заменяется на принцип удовлетворительности (satisfacing). Представим различие между двумя принципами графически, анализируя ситуацию выбора потребителем товара по двум критериям — Q и Р (например, качество и доступность цены) (рис. 2.3).

Рис. 2.3

Если потребитель оптимизирует свой выбор, то он должен остановиться на варианте (а), в котором значение двух параметров выбора, Р и Q, максимально. Если же потребитель принимает в расчет издержки на получение и обработку информации, то он заранее задает себе рамки допустимого выбора Р' и Q' (например, приемлемую цену и качество товара) и останавливается на первом варианте, удовлетворяющем этим критериям (г). Тем самым экономятся затраты на поиск и обработку информации о всех товарах на рынке.

Наконец, новой институциональной экономикой ставятся под сомнение экзогенный характер предпочтений и их стабильность. Д. Норт акцентирует двухсторонний характер взаимодействия институтов и процесса восприятия индивидами собственных интересов. Институты задают рамки восприятию интересов, но в то же время индивиды способны изменить институциональные рамки 36. В наиболее развернутом виде программа новой институциональной экономики приведена в работах представителей экономики соглашений (Л. Тевено, О. Фавро, А. Орлеан, Р. Буайе), самого молодого и переживающего бурное развитие направления институционального анализа. Экономика соглашений сформировалась

в отдельное направление в середине 80-х годов во Франции из представителей неоклассики, социологии, постмарксистской теории регуляции и философии. В центре ее анализа — соглашения как наиболее общие рамки взаимодействия между индивидами.

Выводы. Подводя итог, напомним о существовании двух радикально отличных подходов к анализу нового типа ограничений, с которыми столкнулась экономическая теория. Эти ограничения, объединяемые понятиями «институты» и «институциональная среда осуществления выбора», могут исследоваться как с помощью аппарата неоклассики, так и с помощью принципиально новой научной парадигмы, новой институциональной экономики. В дальнейших рассуждениях мы будем использовать оба указанных подхода.

 Учебно - методические материалы к теме 1

Практическое занятие 37

1. Рассмотрение одной из неоклассических моделей, знакомых студентам по курсу микроэкономики.

2.     Определение институциональных условий, в которых эта модель верно описывает взаимодействия экономических агентов.

3.     Оценка того, насколько близка к этим условиям институциональная среда в России.

Практическое занятие посвящено анализу институциональных предпосылок, при которых действует та или иная микроэкономическая модель. Возьмем, к примеру, паутинообразную модель (cobweb model), описывающую условия динамической стабильности равновесия на рынке 38. Устойчивость равновесия достигается лишь при определенном соотношении уклонов кривых совокупного спроса и совокупного предложения, или, что то же самое, при определенном соотношении эластичности спроса и предложения (рис. 2.4).

В какой же институциональной среде равновесие является устойчивым? Начнем с анализа наиболее общих предпосылок. Во-первых, паутинообразная модель фактически описывает функционирование голландского аукциона продавцов39. Голландским аукционом продавцов называется аукцион, который организован и проводится продавцом, получающим предложения от покупателей. При этом начальное предложение очень велико, и ведущий торги последовательно предлагает все более низкие ставки, пока какая-то из них не принимается.  Иными словами, достижение

Рис. 2.4

стабильного равновесия, исходя из изображенной на рис. 2.4 ситуации, возможно лишь в ходе аукциона, при посредничестве аукциониста (объявляющего и корректирующего цену в ходе торгов), да еще и организованного по особым правилам.

Во-вторых, динамическая стабильность равновесия достижима лишь при условии однородности выставляемых на торги товаров: предложение в момент времени t1 отличается от предложения в момент времени t0 лишь количественно, но не качественно. В противном случае невозможно говорить о неспецифическом характере обмениваемых ресурсов: «лоты» выставляемых на торги ресурсов должны быть полностью сопоставимыми.

В-третьих, участники торгов должны быть полностью рациональными и не совершать сделки до достижения равновесной цены, ведь только продажа и покупка ресурса по равновесной цене обеспечивают максимальную полезность (прибыль).

В-четвертых, дадим институциональную интерпретацию двум факторам, влияющим на эластичность спроса и предложения, — качеству товара и ожиданиям. Если речь идет о товарах престижного потребления, спрос на которые обусловлен «инстинктом соперничества» (Т. Веблен), то наклон кривой спроса уменьшается. Что касается ожиданий, то они являются функцией особых норм поведения экономических субъектов: их «самопроизвольного оптимизма или пессимизма»40, а также места, которое занимает рутина в их повседневной деятельности. Ведь чем быстрее потребитель

способен изменить свой привычный стереотип потребления, тем меньше отличается эластичность спроса в краткосрочном периоде от эластичности в долгосрочном периоде (напомним, что мы обсуждаем динамическую модель рыночного равновесия)41.

Вопросы для повторения

1. При существовании каких институциональных предпосылок возможно «нащупывание» равновесной цены?

2.     Согласно каким нормам поведения должен вести себя homo oeconomicus?

 

3.       Сравните понятия полной и неполной рациональности. Приведите пример из вашего повседневного опыта потребителя.

4.       В чем заключаются основные отличия «старого» и «нового» институционализма? Проанализируйте один из институтов, например институт семьи, на основе двух подходов.

5.       Назовите утверждения, образующие «жесткое ядро» неоклассики. В чем заключается их опровержение, которое предлагают представители «новой институциональной экономики»?

6.       Что объединяет таких разных мыслителей, как К. Маркс и Дж. Гэлбрейт? Почему их обоих можно отнести к представителям «старого» институционализма?

Основная литература

Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. М.: ИМЭМО, 1990. С. 3-9.

Маркс К. Соч. 2-е изд. Т. 23. Гл. 10-13, 24.

Норт Д. Институты и экономический рост: историческое введение/yTHESIS. 1993. Т. 1. № 2.

Саймон Г. Рациональность как процесс и как продукт мыш-ления//ТНЕSIS. 1993. Т. 1. № 3.

Дополнительная литература

Eggertsson Т. Economic Behavior and Institutions. Cambridge: Cambridge University Press, 1990. P. 3—13.

Гэлбрейт Дж.К. Экономические теории и цели общества. М.: Прогресс, 1976.

Автономов B.C. Модель человека в экономической науке. СПб.: Экономическая школа, 1998.

Олейник А. В поисках институциональной теории переходного общества//Вопросы экономики. 1997. № 10.