Институциональная экономика - Олейник А.Н. - 4.1. Социологический аргумент : экзогенный характер рациональности

4.1. Социологический аргумент : экзогенный характер рациональности

Социолог Альфред Щюц рассматривает рациональность в контексте повседневного поведения людей на рынке 28. Он соглашается с тем, что принципы рациональности могут лежать в основе взаимной интерпретации индивидами своих действий. Так, рациональное взаимодействие предполагает, что индивид рационально интерпретирует действия окружающих и рационально реагирует на них. Однако рациональное взаимодействие возможно лишь в рамках социально однородных групп, образованных индивидами, близкими по своим характеристикам к homo oeconomicus. В повседневной же жизни, в том числе в ходе рыночных сделок, однородность участников взаимодействия достигается редко, и они вынуждены искать иные способы согласования своих действий 29.

Так, в основе повседневного взаимодействия лежит не рациональное, а обоснованное действие 30. Оно предполагает, что индивиды могут понять намерения друг друга с помощью обращения к житейскому опыту. Именно житейский опыт и здравый смысл, а не модель рационального выбора чаще всего позволяют индивидам построить достоверные предположения о действиях окружающих. Рациональное действие, безусловно, лежит в основе здравого смысла, но не исчерпывает его. По мнению Щюца, модель рационального действия вменяется индивидам исследователями ввиду ограниченности информации о том, что понимается под здравым смыслом в той или иной сфере повседневности, в той или иной социальной среде. Для них легче постулировать универсальный характер частного случая, рационального действия, чем действительно рассматривать весь спектр возможных обоснований

действия и вариантов интерпретации. Иными словами, рациональное действие приписывается индивидам для объяснения их действий внешним наблюдателям и построения формальных моделей 31, хотя чаще всего сами индивиды не ограничиваются моделью рационального выбора, объясняя себе поведение других и объясняя другим свое собственное поведение.

Попробуем и мы разграничить «научную» и «повседневную» рациональность, ведь только последняя может быть названа нормой поведения индивидов. Другой социолог, Гарольд Гарфинкель, предлагает провести границу между рациональностью как нормой и рациональностью как моделью поведения с помощью следующей классификации элементов рациональной деятельности 32:

1)  типологизация и сравнение ситуаций;

2)   определение допустимой ошибки при построении
типологии;   "

3} поиск средств для достижения целей;

4) анализ альтернативных планов деятельности и возмож-ных последствий;

5) определение условий, при которых каждая из альтернатив будет реализована;

6)  определение периода времени, необходимого для принятия окончательного решения;

7)    предсказание развития ситуации;

8} определение процедуры принятия решения;

9)  осознание того, что любое решение предполагает
выбор;          

10)   осуществление выбора на основе информации и накопленного опыта;

11)   достижение соответствия выбора целей и средств принципам формальной логики;

12)   достижение семантической четкости принятых решений, соответствия используемых терминов общепринятым;

13)   достижение ясности и однозначности принятых решений;

14)   соответствие определения ситуации научному знанию.

Элементы 1 — 10 относятся к рациональности как норме повседневной деятельности индивидов, тогда как элементы 11-14 применяются при научном моделировании рационального поведения. И вовсе необязательно требовать от индивида выполнения всех 14 критериев, для обеспечения рационального взаимодействия достаточно соответствия его поведения первым десяти.