Патентное право

ГЛАВА 1. ОБЪЕКТЫ ПАТЕНТНОГО ПРАВА

§ 1. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ИЗОБРЕТЕНИЯ

1. Общие положения

В отличие от ранее действовавшего законодательства Патентный закон РФ не дает формально-логического определения понятия изобретения, а называет лишь условия его патентоспособности. В соответствии с п. 1 ст. 4 "изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо".

Подобный подход заслуживает поддержки как согласующийся с мировой патентной практикой, которая, как правило, акцентирует внимание не на любых признаках объекта охраны, а лишь на тех, наличие которых необходимо для предоставления охраны.

Сказанное позволяет по-новому взглянуть на само понятие изобретения. Опираясь на формулировку ст. 4. Патентного закона РФ, можно сделать вывод, что наряду с изобретениями, которым предоставляется правовая охрана, существуют и такие изобретения, которым в силу тех или иных причин охрана государством не гарантируется. Иными словами, вполне правомерно говорить о родовом понятии изобретения как объективно существующем явлении, которое в самом общем виде можно определить как творческое техническое решение задачи. Изобретением может считаться всякий достигнутый человеком творческий результат, суть которого состоит в нахождении конкретных технических средств решения задачи, возникшей в сфере практической деятельности.

Вопрос о том, охраняется ли данный результат государством и если охраняется, то в какой форме, лежит уже в иной плоскости и сам по себе не играет решающей роли в объективном признании того или иного решения изобретением. Одни изобретения, которые отвечают предусмотренным законом требованиям, становятся в установленном порядке официально признанными объектами охраны; другие изобретения, которые таким требованиям не соответствуют или хотя бы и соответствуют, но не оформлены в установленном порядке, охраной не пользуются, однако не перестают быть из-за этого изобретениями. К числу последних можно, в частности, отнести такие технические решения, которые не обладают объективной новизной, хотя и являются результатом самостоятельной творческой работы; решения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали; и др.

Вывод о том, что с позиции действующего законодательства правомерно выделение общего родового понятия изобретения как творческого технического решения задачи, которое охватывает собой как охраняемые, так и неохраняемые изобретения, имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. Дело в том, что Патентный закон РФ в отличие от ранее действовавшего законодательства не упоминает о таком признаке охраняемого изобретения, как "техническое решение задачи". Означает ли это отказ от данного признака, подразумевающий, в частности, отнесение к числу изобретений нетехнических решений? Для ответа на этот вопрос необходимо, во-первых, вспомнить, что вкладывалось в признак "техническое решение задачи" прежним законодательством, и, во-вторых, посмотреть, произошли ли какие-либо принципиальные изменения в этом плане в Патентном законе РФ.

Критерий "техническое решение задачи" в советской юридической литературе традиционно рассматривался как комплексный1. Одно из требований соответствия этому критерию заключалось в том, что изобретение должно не просто ставить задачу, а указывать конкретные пути ее решения. При этом задача считалась решенной, если предложение: 1) содержало указание на технические средства ее решения; 2) раскрывало принципиально важные моменты (основную схему); 3) было осуществимым, т.е. пригодным для использования.

Второе требование, выводимое из критерия "техническое решение", состояло в том, что решение задачи должно быть техническим. При этом было совершенно необязательно, чтобы задача относилась к области техники. Акцент делался не на самой задаче, а на сущности ее решения. Иными словами, с помощью изобретения могла решаться любая практическая задача в области техники, сельского хозяйства, культуры, образования и т.д., но исключительно техническими, а не какими-либо иными средствами (экономическими, организационными и пр.).

Что могло считаться техническим решением задачи, раскрывалось через понятие "объект изобретения". К числу объектов изобретений, т.е. возможных технических решений, относились устройства, способы, вещества, а также применение известных устройств, способов и веществ по новому назначению. Таким образом, изобретением как техническим решением задачи могло быть признано лишь конкретное работоспособное решение, предложенное в виде устройства, способа, вещества, или предложение по использованию этих объектов по новому назначению.

Обращаясь к анализу Патентного закона РФ, легко заметить, что хотя сам термин "техническое решение задачи" в нем не употребляется, конкретные требования, предъявляемые к изобретениям в соответствии с этим критерием, присутствуют и в Законе. Во-первых, Патентный закон РФ, как и прежнее законодательство, прямо указывает на возможные объекты изобретений, лишь расширяя их круг. Все они могут быть отнесены к техническим решениям в соответствии с энциклопедическим определением техники как совокупности средств человеческой деятельности, созданных для осуществления процессов производства и обслуживания непроизводственных процессов общества1. Напротив, объединяющим признаком объектов, не признаваемых патентоспособными изобретениями, перечень которых дается в п. 3 ст. 4 Патентного закона РФ, является их нетехнический характер. Во-вторых, п. 1 ст. 4 Патентного закона РФ прямо указывает на уровень техники, в сравнении с которым определяются новизна и изобретательский уровень заявленного в качестве изобретения решения. В-третьих, в значительной степени содержание критерия "техническое решение задачи" вобрал в себя признак промышленной применимости.

Таким образом, если не становиться на сугубо формальную позицию, нужно сделать вывод, что и на базе действующего законодательства изобретением признается лишь техническое решение задачи. Хотя сам этот термин в Патентном законе РФ не употребляется, законодатель подразумевает наличие у охраноспособного изобретения свойств, характерных для любого изобретения как творческого технического решения практической задачи.

Прежде чем перейти к детальной характеристике закрепленных Патентным законом РФ признаков охраноспособного изобретения и его объектов, отметим следующее. С принятием Закона предъявлявшиеся ранее к охраноспособным изобретениям критерии "существенные отличия" и "положительный эффект" заменены признаками "изобретательский уровень" и "промышленная применимость*. Основной причиной этого послужило вполне оправданное желание сблизить наше понимание изобретения с наиболее распространенной его моделью. Едва ли случайно почти дословное совпадение формулировок ст. 4 Закона с формулировками, содержащимися в патентных законах некоторых европейских стран, а также в ряде международных соглашений, например ст. 52—53 Конвенции о выдаче европейских патентов, ст. 201 проекта Договора о гармонизации патентных законов. Нелепо видеть за этим какую-то капитуляцию перед Западом или ущемление национального достоинства, как утверждали в ходе обсуждения проекта некоторые оппоненты Закона. Изобретения не знают национальных границ и не обладают классовым характером. В условиях, когда все развитые страны, и не только они, пытаются унифицировать патентные законы, стремление во что бы то ни стало сохранить в этой области свою самобытность легко может обернуться изоляцией от мирового научно-технического прогресса. Поэтому следует только приветствовать то решительное сближение с общепринятыми правилами, которое состоялось с принятием Патентного закона РФ.

Что касается существа закрепленных Законом критериев охраноспособности, то при всей непривычности введенных понятий вытекающие из них требования не столь уж необычны для российского законодательства. Напротив, большинство из них в той или иной форме предъявлялось к изобретениям и раньше. Поэтому экспертам и изобретателям не пришлось полностью переучиваться, как это предсказывалось некоторыми специалистами в момент принятия Патентного закона РФ.

Наиболее существенным изменением в этом плане может считаться лишь отказ законодателя от такого признака охраноспособности изобретения, как "положительный эффект". Как справедливо отмечается в специальной литературе, это прямо связано с полным переходом к патентной форме охраны изобретений1. Поскольку все расходы и хлопоты, связанные с патентованием, возлагаются на самого будущего патентовладельца, в первую очередь его должна заботить ожидаемая эффективность от использования изобретения. В этих условиях дополнительный экспертный контроль за полезностью изобретения становится излишней бюрократической мерой, в существовании которой общество не заинтересовано. Остальные изменения в критериях охраноспособности, как будет показано ниже, носят скорее терминологический, чем сущностный характер.


1 См., напр.: Инженеру об изобретении / Под ред. Н.М. Зенкина. М., 1976. С. 8; Прахов Б.Г., Зенкин Н.М. Справочное пособие по изобретательству, рационализации и патентному делу. Киев, 1980. С. 43; Патентоведение / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1984. С. 32—33; и др.
1 См.: Охрана изобретений по новому патентному законодательству СССР / Под ред. АД. Корчагина. М., 1991. С. 35.
1 См.: Дементьев В.Н. Требования к изобретению//Вопросы изобретательства. 1990. № 8. С. 19.

Источник: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: — 2007 г. — 752 с.