Эвристическая направленность методологии - Историческая реконструкция, воссоздание целостного облика журналистских явлений

Не хватает, впрочем, не только методологической вооруженности, но и необходимого исторического воображения (как стороны необходимой всем исследователям эвристической интуиции). Перефразируя известное высказывание, можно сказать, что историк начинает там, где кончается имеющаяся достоверная информация (эмпирическая и концептуальная). И это важно чрезвычайно, поскольку историческая реконструкция, то есть воссоздание целостного облика журналистских явлений прошлого возможно лишь при использовании логического синтеза, обогащенного оправданным домысливанием недостающих звеньев на основе интуиции. Один исследователь-художник преувеличенно остро выразил этот подход так — «я начинаю там, где кончаются факты».

При исторической реконструкции явлений журналистики, поскольку субъектами ее являются люди, принципиально важно обращать внимание на «человеческий фактор». Действующие лица журналистики (и не только — авторы политики, бизнеса, культуры, науки, т.е. все влияющие на общественную жизнь силы) не могут не вызывать у исследователя не меньший интерес, чем объективные факторы формирования и развития тех или иных журналистских явлений. Их положение в структуре общества, в различных общественных, культурных, научных объединениях, дружеских сообществах, литературных кружках требует эмпирически точной констатации. Равно как и отношения в них и между ними (сотрудничество, полемика разных видов, борьба) по поводу экономических, политических, юридических и иных общественных проблем. Изучению подлежат характер, уровень и источники знаний в общественной сфере, мировоззренческие устои, принятые социальные ценности, литературно-общественные позиции, жизненные цели, отношение к «верхам» и «низам». Важно представить, какое историческое наследие, традиции, обычаи питают их. Требует понимания социальная характерность и определенность их мотивов включенности в журналистику, настроений, идей, чувств, помыслов, побуждений, меры таланта и силы волевых импульсов — словом, максимально подробное внимание к социальной психологии всех тех, кто задействован в журналистской деятельности и влияет на нее. Все это помогает «вжиться» в изучаемую ситуацию и в объективной, и в субъективной ее сторонах, находящихся в явной взаимодополнительности. И чем богаче и разностороннее представления о действующих лицах, тем яснее, почему история журналистики в том или ином секторе складывалась именно так, поскольку закономерности действуют в обществе как тенденции, отражая и «проходя» сквозь социальную характерность участников журналистской деятельности. Еще лучше, если исследователь владеет художественными навыками отображения характеров и событий (но это может показаться чрезмерным, и чаще всего справедливо). Но элементы образно-эмоционального «вживания» в ситуацию кажутся важными для исследователя — историка журналистики.