Эвристическая направленность методологии - Психологика. Анализ — абстрагирование — синтез

4.3. На пересечении дискурсивного и интуитивного. «Психологика» частных и сводных методов

В силу пересечения, перемежения, взаимодействия в исследовательской работе дискурсивного и интуитивного все составляющие системы эвристики приобретает характер своеобразной «психологики». Считается, что даже при построении строгого силлогизма в ходе поиска нового решения требуется догадка при «выборе» и сопоставлении посылок и особенно при формулировании вывода. И наоборот — полученные интуитивным путем характеристики нуждаются в логическом обосновании. И это взаимопроникновение надо иметь в виду при осознании характера применяемых в исследовании методов.

Иногда этот союз называют категориальным синтезом (или интеллектуальной интуицией, поскольку здесь важна роль догадки), который можно представить так:

4.3.1. Частные методы

Пятое. «Механизм» дискурсивных и интуитивных средств осмысления фактов «работает» у подготовленного исследователя в полном объеме, причем едва ли не автоматически в процессе применения частных методов, являющихся составляющими процедуры изучения.

Анализ — абстрагирование — синтез. Анализ (от греч. analysis — расчленение, разложение), привычно используется в значении «исследование, изучение». Но в точном научном значении анализ — это выделение, вычленение отдельных сторон, свойств, черт, признаков исследуемого явления с целью их углубленного изучения «по отдельности» и установления их отношения к сущности предмета. В ходе анализа происходит выявление существенных для явления характеристик — места в структуре целого, роли в функционировании и развитии изучаемого, связей, отношений в целях детального рассмотрения выделенного. Разумеется, ход и результаты анализа существенно зависят от принятой на­учной парадигмы и прежде всего от социально-философской концепции.

Результат анализа — формирование абстракций (от лат. abstractio отвлечение) — таких характеристик явления, которые дифференцируются по признакам «общее» — «особенное» — «единичное». Абстрагирование в точных науках считается отвлечением от частного, случайного, временного. Но для журналистики — и не только исторического и социологического знания о ней, но и для теоретического — серьезное значение имеют и «особенное», и «единичное», поскольку эти характеристики позволяют «увидеть» явление в целом. Однако действительно реальной трудностью в ходе анализа и образования абстрактных характеристик являются ошибки в понимании того, что именно является «общим», а что «особенным» и «единичным».

Поэтому абстрагирование может быть разнонаправленным. Можно — во имя постижения общего — абстрагироваться (так чаще всего поступают теоретики) от всего частного. Но можно абстрагироваться и от общего, если стоит задача осмысления особенностей явления журналистики, если общее известно. Так часто поступают историки. Бывают и случаи абстрагирования от общего и особенного, чтобы выдвинуть на первый план единичные черты явления. Исследователи прибегают и к первому, и ко второму, и к третьему подходу абстрагирования — все будет зависеть от того, какая задача будет решаться в конкретном случае.

Но исследователь не может забывать о том, что при любых обстоятельствах общее, закономерное должно быть или на первом плане, или же проходить «фоном» — иначе наука в лучшем случае оказывается эмпирической фактографией, а в худшем — собранием курьезов.

Абстрагирование далеко не всегда дает безусловные (категорические) результаты: исследователь не может не иметь в виду и их возможную относительность, гипотетичность. «Вечные истины» обнаруживаются редко.