Эвристическая направленность методологии - Сравнение — аналогия — ассоциация

Сравнение — аналогия — ассоциация. В ходе исследования постоянно возникает необходимость сопоставления, сравнения однородных и разнородных явлений внутри предметного поля по самым разным причинам и основаниям. Сравнение «толстых» журналов или альманахов одной эпохи или разных стран. Сравнение творческого уровня публицистов одного лагеря или социальных позиций журналистов разных лагерей. Сравнение выявленности демократизма/антидемократизма в изданиях и программах разных направлений. И т.д., и т.д.

Суть сравнения — сопоставление свойств, черт, признаков двух или многих явлений, чтобы выяснить, есть ли у них общее, насколько существенно и выявлено это общее (в связи с наличием и ролью особенных и единичных, случайных и временных проявлений и т.д.), у одних, затемнено у других, противоречиво проявляется у третьих и проч. Процедурно это выявляется как градация, выяснение «переходов» между изучаемыми явлениями. Тут значимую роль играют методы индукции.

Если разрабатывается концепция «качественного издания», то сравнение по множеству параметров разных газет («Таймс» и «Гардиен», «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост», «Монд» и «Фигаро», «Известий» и «Ведомостей») необходимо и неизбежно вычленение общих свойств качественных изданий, но также и внимание к особенностям проявления «качественности» у каждого. Сравнение может носить также дифференцирующий характер, что позволяет определять различия, их меру и значение — у газет и журналистов, в характере кадрового, финансового, информационного, рекламного и др. обеспечения деятельности разных СМИ и т.д. В частности, изучение истории и современного состояния таких жанров публицистики как памфлет и фельетон может дать чрезвычайно интересные результаты и в типологическом плане (единство/различие), и в творческом (используемые средства и уровень мастерства авторов разных времен, направлений, изданий и т.д.), и в генетическом (как формировались жанры), и в историческом (как они развивались), и в структурном (внутренняя организация в разные времена и у разных авторов) и проч., и проч. Так выявляются разделительные грани (иногда кардинальные).

Сравнение — это тоже своеобразный анализ явлений журналистики. Сравнение может предшествовать описанным выше аналитическим процедурам, а может и быть продолжением и развитием их уже применительно к более широкой предметной области.

Очень важно, чтобы сравнение имело строгие критерии и механизмы реализации. Поэтому имеет глубокий смысл использовать аппарат построения аналогии (греч. analogos — соответствующий, соразмерный).

Аналогия — метод, основанный на «строго технологичном» сравнении явлений, имеющем жесткую логику: если сопоставляемые явления имеют множество сходных черт при наличии у одного неизвестных, то, вероятно, что они есть и у другого

А = Ра Рп, Рп + 1

Б = Ра_________________________________ Рп

Вероятно, Б обладает свойством Рп + 1

Таково простейшее представление об аналогии. Всякий вывод по аналогии вероятностен (при его формировании действует индуктивная логика, применение которой таит опасность неполноты знания о совокупности сравниваемых черт). Поэтому требуется осторожность: важно выстраивать, а затем сравнивать именно характерные (существенные) свойства и отношения, что предполагает высокое качество предварительно проводимого абстрагирования. Аналогия по несущественным — внешним, случайным, нехарактерным — признакам не только ошибочна сама по себе, но и таит опасность дальнейшего движения исследования по ложному пути. И надо постоянно учитывать, что полной аналогии практически не бывает. Поэтому требуется оговорка о неполноте аналогии. Например, есть немало сходных признаков у «толстых» журналов XIX и XX веков (скажем, «Отечественных записок», «Русского богатства», «Красной нови», «Знамени» и др.). Но есть немало различий. И сходства, и различия требуют тщательного анализа и сравнения, тогда аналогия (будучи неполной) даст важные результаты.

Выделяется несколько типов выводов по аналогии:

Субстанциальная аналогия — общность проявлений свидетельствует об общности существенных свойств;

Каузальная аналогия — сходство действий свидетельствует о сходстве причин;

Аналогия следствий — близость причин дает возможность считать близкими следствия; Функциональная — общность функций позволяет говорить о близости структур;

Структурная — сходство структур есть некое свидетельство сходства функций;

Аналогия соответствия — общность причин позволяет судить об общности следствий.

С аналогией «пересекается» экстраполяция как способ переноса знаний с одного объекта на другой. Экстраполяция может быть предметной, номологической, структурной, модельной.

Достоверность выводов по аналогии (поскольку они носят только веро­ятностный характер) требует проверки (теоретической и экспериментальной; для историков применим и мысленный эксперимент). Например, с боль­шой осторожностью можно строить аналогию между осуществлявшейся в России второй половины XIX в. цензурным комитетом последующей (карательной) цензурой и контрольной деятельностью «Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия» современного Министерства культуры. Ведь по Закону о СМИ она имеет право выносить предупреждения и т.д., вплоть до обращения в суд за вердиктом о приостановлении и даже закрытии СМИ.

Эти общенаучные представления об аналогии при применении в практике исследований журналистики требуют детализации и уточнений.