Этика социальной работы - ЭТИКЕТ  СОЦИАЛЬНОГО  РАБОТНИКА

ЭТИКЕТ  СОЦИАЛЬНОГО  РАБОТНИКА

 

Этикет (от фр. etiquette — ярлык, этикетка) — совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обхождения и приветствия, поведение в общественных местах, манеры и одежда)1. Термин «этикет» в современном понимании этого слова впервые был использован на одном из приемов короля-«солнце» Людовика XIV, когда придворным и приглашенным были преподнесены карточки (этикетки) с перечнем правил поведения при дворе.

Сознательное культивирование правил, определяющих внешние формы поведения, некоторые исследователи относят к периоду античности, поскольку именно в это время наблюдаются попытки обучения людей красивому поведению. В этот период правила повседневного поведения, а также поведения в конкретных ситуациях ориентировали человека на проявление его лучших качеств, давали общие направления его деятельности, оставляя при этом свободу выбора. Для греков главным было соблюдать во всем меру, «золотую середину», жить разумно. При этом считалось, что самое важное — научить человека самостоятельно мыслить, что является основой правильного поведения. Таким образом, этикет в античную эпоху был ориентирован на практичность и целесообразность поведения, поскольку форма поведения вторична относительно его содержания.

Так, например, воспитанный человек, умеющий себя вести, «...щедр и широк по натуре... Сам он оказывает благодеяния, но принимать их стыдится. За благодеяние он воздает еще большим благодеянием... Он не выказывает свою силу на немощных, это — черта плебейская. Он не возносится над теми, кто стоит ниже него, зато держится величественно с людьми высокопоставленными2».

1 Словарь по этике / Под ред. И. С. Кона. — М.: Политиздат, 1981. — С. 410.

2 Оссовская М. Рыцарь и буржуа. — М.: Прогресс, 1987. — С. 54-55.

Правила поведения касались и культуры речи — этикет предписывал воспитанному человеку не делать во время разговора резких движений и говорить спокойно, избегая повышенного тона.

Правила поведения, составляемые для различных слоев населения, менялись с изменениями условий жизни. В средние века, например, этикет предписывал представителям высших слоев общества (рыцарям) в зависимости от знатности их рода и наличия состояния соблюдение различных требований кодекса чести, причем ряд этих требований не соответствовал требованиям христианской морали. Так, гордость, любовь к прекрасной даме (как правило, замужней), нетерпимость к оскорблениям были обязательными для рыцаря, — в то время как христианская мораль требовала смирения, целомудрия супружеской верности, всепрощения, а отнюдь не демонстрации своей силы.

Этикет имел силу закона, и за нарушение его требований человека ждало наказание вплоть до исключения из членов данного общества (удаление от королевского двора, ссылка и т. п.). Строгость этикета в эпоху средневековья объясняется во многом тем, что он служил своеобразным способом самосохранения определенного сообщества — родового или профессионального — и выступал в качестве особой знаковой системы, позволяющей отличать людей «своего круга» от чужаков.

Модели поведения, закрепленные рыцарским кодексом, постепенно проникали в другие слои общества, способствуя формированию нового типа общественных отношений, который в некоторой степени сохранен и до настоящего времени. Сложность правил этикета требовала его записи в виде пособий, руководств. Первый дошедший до нашего времени трактат о поведении был написан испанским священником Педро Альфонсо и назывался «Disciplina clericalis» («Воспитание духовенства»). В этой книге излагались правила поведения за столом, порядок приема гостей и ведения беседы и т. п. Позднее на основе этой книги стали выходить пособия по правилам хорошего тона (этикету) для светских лиц, представителей различных сословий, однако основные правила этикета были адресованы придворным, членам высшего общества. Для них соблюдение этикета становилось своего рода игрой, основной смысл которой состоял в том, чтобы уметь под светской маской учтивости и добродетельности тщательно скрывать свое подлинное «я», т. е. прятать содержание под формой, производя при этом на окружающих благоприятное впечатление.

В Новое время этикет меняет свою смысловую нагрузку. Он уже рассматривается как своего рода инструментарий, с помощью которого происходит сдерживание чрезмерного проявления эмоций, подавление аффектов1, что делает человека более приятным и предсказуемым в обществе. Идеалом поведения в этот период становится невозмутимость, бесстрастность, умение держать себя в руках, владеть своими чувствами, словами и жестами. Базовым в этикете становится чувство собственного достоинства, самоценности личности. Внешне же этикет принимает более естественные и непринужденные формы поведения, уже различаются собственно «манеры» (фр. maniere — способ держать себя, внешняя форма поведения и обращения с другими людьми) и «манерность» (утрированность, неестественность, видимая притворность и искусственность поведения, речи, жестов). При этом большое значение имеет соответствие формы содержанию, т. е. не только сдержанность в жестах, например, но и сдержанность в чувствах, не только невозмутимый вид, но и невозмутимое отношение к чему-либо, не только вежливое обращение с людьми, но и уважение их достоинства как основа вежливости, — другими словами, предполагается, что поведение человека отражает, а не скрывает, как это было ранее, его сущность.

1 Лихачева Л. С. Школа этикета: поучения на всякий случай. — Екатеринбург: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1995. — С. 29.

 

В этот период большое значение для развития этикета приобретает уважение к людям и на его основе — вежливость представителей всех сословий. Джон Локк в своих размышлениях о воспитании («Письма о терпимости») пишет: «...способ внушать и поддерживать в молодежи чувства гуманности заключается в том, чтобы приучать ее к вежливости в разговоре и обращении с низшими и простонародьем, особенно с прислугой». «Нельзя допускать, чтобы дети утрачивали уважение к человеку из-за случайностей внешнего положения. Нужно внушить им, что, чем больше им дано, тем они должны быть добрее, сострадательнее и мягче к своим собратьям, стоящим ниже их и получившим более скудную долю в жизни... в дурно воспитанном человеке смелость принимает вид грубости... ученость становится в нем педантизмом, остроумие — шутовством, простота — неотесанностью, простодушие — льстивостью».

На Руси правила хорошего тона или этикет не разрабатывались и не существовали сами по себе, в отрыве от нравственных принципов. Так, например, Владимир Мономах в своем Поучении оставляет детям завет не только заботиться о бедных, быть справедливыми, добрыми, но и вести себя сдержанно, достойно держать себя за столом во время еды, приветствовать каждого встречного, быть скромными в присутствии старших, учтивыми и кроткими1

В России роль руководства по правилам хорошего тона с середины XVI века играл «Домострой», авторство которого приписывается монаху Сильвестру. Однако «Домострой» лишь условно можно назвать такого рода руководством — воспитание на Руси было направлено прежде всего на совершенствование качеств личности; правила поведения, т. е. этикет, являлись отражением содержания личности, ее духовности. «Домострой», представляющий собой в первую очередь этический кодекс, и затем уже кодекс поведения, «обрядник всего, что делать и как жить», устанавливает правила взаимоотношений людей и требует точного и строгого соблюдения порядка жизни и отдельных ее циклов и элементов.

1 Поучение Владимира Мономаха. — Петербург, 1893.

 

«Домострой» охватывает практически все стороны жизни и содержит правила воспитания детей, приема гостей или поведения во время пребывания в гостях, правила поведения на различных церемониях — свадьбах, похоронах и т. д. Касается он и форм профессионального поведения — например, поведения слуг, торговцев и т. п. в определенных ситуациях. Особое внимание в «Домострое» уделяется аккуратности, опрятности в одежде, чистоте и уюту в помещении. Как свод правил поведения, «Домострой» предписывает вежливость, кротость, послушание, уважение к старшим и умеренность во всем. «Домострой» содержит и предписания по поводу отношения к деятельности: всякое дело надо делать «...с молитвою и с доброй беседою или с молчанием...», а не «...со смехом, скверными и блудными речами...». Таким образом, с древнейших времен в России этикет развивался в соответствии с принципом «разумно — нравственно — красиво1».

С началом правления Петра I реформы затронули все стороны жизни русского общества, в том числе и этическую. Правила поведения вводились указами Петра I и имели силу закона. Правила касались одежды, которая должна была соответствовать установленным образцам, поведения в общественных местах и в быту, общения. В книге «Юности честное зерцало, или Показания к житейскому обхождению. Собранное от разных авторов», вышедшей в Санкт-Петербурге в 1717 г. и впоследствии неоднократно переиздававшейся, приведены правила, которых должны придерживаться молодые люди в общении со старшими, друг с другом, в обществе.

Этикет в России в эту эпоху формировался по образцу французского и голландского, приобретая открытый, светский характер, причем для представителей различных сословий устанавливались свои правила.

Этикет является феноменом, культурно и исторически обусловленным, изменчивым. Так, например, этикет сегодняшнего дня существенно отличается от правил поведения эпохи Петра I и, несмотря на сближение культур, этикет, принятый в России, отличается от такового на Западе. Этикет меняется даже под влиянием перемен, которые происходят в мире моды. Например, правилами европейского этикета для мужчины предусмотрено приподнимание шляпы в знак приветствия знакомого при встрече с ним, но сейчас шляпы почти не носят, и это правило этикета остается невостребованным.

Вместе с изменением сущности общественных отношений меняется и их форма, отраженная в этикете. В целом же можно отметить, что современный этикет стал более простым, практичным, демократичным и универсальным. Как говорит академик Д. С. Лихачев, «в основе всех хороших манер лежит одна забота — забота о том, чтобы человек не мешал человеку, чтобы все вместе чувствовали бы себя хорошо».

1 Курочкина И. Н., Черник Т.В. Этикет в нашей жизни: исторический и методический аспекты. — М., 1994. — С. 9.

2 Курочкина И. Н., Черник Т. В. Этикет в нашей жизни: исторический и методический аспекты. — М., 1994. — С. 3

 

Современный человек, как правило, живет сложной насыщенной событиями и ситуативно богатой жизнью, вследствие чего для него невозможно предусмотреть правила поведения на все возможные случаи. Это делает необходимым изучение человеком не столько буквы, сколько духа этикета, чтобы иметь возможность ориентироваться в ситуации и всегда действовать в соответствии с правилами поведения.

Культура поведения выступает как качество социально необходимое и ценное в силу ее нравственной основы. В широком смысле слова это понятие включает в себя «совокупность выработанных и проверенных опытом способов организации повседневной жизни и общения людей и является составной частью общечеловеческой культуры2».

В деятельности современного специалиста этикет играет все более важную роль, способствуя развитию конструктивных, доброжелательных отношений с партнерами. Соблюдение этикета способствует созданию творческой атмосферы в трудовом коллективе.

Особенно важно понимание сущности этикета и культуры поведения для такого должностного лица, каким является социальный работник. В общении и взаимоотношениях с клиентами и их близкими, с коллегами, представителями различных организаций он является официальным лицом, выполняющим возложенные на него обязанности и представляющим свое учреждение и государство, от имени которых он действует. От того, насколько внешний вид и поведение, речь социального работника соответствуют общепринятым правилам этикета, зависят не только доверие к нему и эффективность работы, но и общественное мнение о социальных службах и социальной работе.

Для того чтобы строить свое поведение в соответствии с правилами этикета, необходимо следовать его принципам, которые отражают моральные требования, предъявляемые к культуре отношений. Л. С. Лихачев1 выделяет четыре принципа этикета.