Этика социальной работы - Решение проблемы этической оценки сопоставления интересов общества и клиента социальной службы

Решение проблемы этической оценки сопоставления интересов общества и клиента социальной службы

может быть переведено в чисто практическую плоскость. С этой точки зрения можно рассматривать вопрос об уровнях взаимоотношений и общения социального работника и его клиента.

С каких позиций может выступать социальный работник по отношению к клиенту? Здесь возможны три подхода.

1.Являясь представителем общества и государства, социальный работник находится как бы «над клиентом», занимает главенствующее положение.

В этом случае диапазон отношений социального работника к клиенту размещается между отношениями покровительства клиенту до диктата над ним. Социальный работник полагает в этом случае, что он вправе принимать решения о судьбе клиента, не заручившись его согласием, определять виды и формы помощи, предоставляемые клиенту, их количество и качество и т. п. Отношения социального работника и его клиента в этом варианте имеют строго субъектно-объектный характер, причем субъектом является социальный работник, а объектом — его клиент. От клиента требуется только одно — пассивность и готовность принять то, что социальному работнику от имени государства и общества будет угодно предоставить.

Безусловно, в этом случае социальный работник не только нарушает право человека на свободу выбора — в первую очередь выбора своей судьбы, — но и невольно способствует ухудшению психологического самочувствия своего клиента, лишая его возможности проявлять инициативу, возможности дальнейшего роста и развития. Действующее законодательство запрещает отнимать у человека право выбора линии поведения своего стиля жизни, убеждений, привычек, если они не наносят вреда обществу и самому клиенту. Такие действия социального работника приводят к тому, что клиент утрачивает самоуважение и уважение к нему окружающих, у него развивается чувство полной зависимости от социального работника, он теряет достоинство.

2. Клиент, исходя из приоритетности его интересов, главенствует над социальным работником. При таком построении взаимоотношений в системе «социальный работник — клиент» мы приходим к лозунгу «клиент всегда прав», который не только не отражает действительной сущности этих отношений, но и является вредным как для системы социальной защиты и конкретного социального работника, ее представляющего, так и для самого клиента, и для общества в целом. Если клиент всегда прав, он может требовать от социального работника и системы социальной защиты всего, что ему хочется, в любых количествах и любого качества, не заботясь о правомерности и выполнимости своих требований. Если быть последовательными, то следует признать, что клиент всегда безусловно прав.

Такие взаимоотношения социального работника и его клиента ведут в тупик. Это положение недопустимо теоретически и невозможно практически, поскольку система социальной защиты даже при самой благоприятной социально-экономической ситуации обладает ограниченными ресурсами, которые могут быть предоставлены клиентам с учетом их рациональных потребностей, возможностей общества и в соответствии с принципом социальной справедливости.

Одной из задач системы социальной защиты является поддержание достоинства клиента, но не в коем случае не за счет унижения других членов общества, что неизбежно произойдет, если клиент будет наделен правом диктовать обществу свои условия и требования, исходя из презумпции «клиент всегда прав». Даже если система социальной защиты сумеет в этой ситуации оградить каким-то образом общество от непомерных запросов клиента, пользующегося неограниченными правами, то сама система остается перед клиентом беззащитной, и первый, кто будет страдать от его «правоты», — социальный работник, превращенный в прислугу, вынужденную все безропотно терпеть и беспрекословно выполнять. В таком случае социальный работник перестает уже быть субъектом отношений и взаимодействия — скорее это инструмент или средство, при помощи которого клиент достигает своей цели. Кроме того, не следует забывать, что у клиента, помимо прав, оговоренных действующим законодательством, имеются еще и обязанности — как клиента социальной службы, так и чисто человеческие.

3. Партнерские отношения. Такая форма взаимоотношений наилучшим образом отвечает интересам как клиента, так и социального работника, и общества в целом. В этом случае социальный работник и клиент не только совместно обсуждают проблему и возможные пути ее решения, приходя к консенсусу, но и совместно принимают участие в решении поставленных задач; конечно, клиент делает это в меру своих возможностей. Такой подход исключает вероятность формирования отношений по типу «господин — прислуга», не дает возможности клиенту или социальному работнику превратиться в маленького диктатора, что почти неизбежно случается при системе отношений, «личность над личностью».

Социальный работник при этом не просто помогает индивиду справиться с проблемой — он способствует активизации и реализации потенциала личности, ее социальному и духовному росту, выполняя при этом одну из важнейших задач социальной работы. Отношения сотрудничества повышают веру клиента в свои силы, заинтересованность не только в конечном результате, но и в самих действиях, развивают его инициативу и творческие способности, повышают его достоинство и самоуважение, уважение со стороны окружающих.

Общество также выигрывает при подобном подходе — снижается уровень социальной напряженности в обществе за счет того, что большее количество людей чувствует себя в нем комфортно; больше становится личностей, живущих богатой социальной и духовной жизнью, социальная и экономическая иждивенческая нагрузка снижается, в обществе становится больше людей социально активных. Конечно, по ряду обстоятельств они не всегда имеют возможность полностью самостоятельно решать свои проблемы (например, люди старших возрастных групп, инвалиды и т. п., с объективно ограниченными физическими или психическими возможностями), но в меру своих сил они активно стремятся к деятельности, что позволяет минимизировать степень вмешательства социальных служб.

Социальный работник не может быть выше или ниже клиента, так как он является носителем возложенной на него государством и обществом ответственности за выполнение определенных функций; он — представитель общества и государства, и это наделяет его определенным официальным статусом, но в то же время он лишь способствует решению проблем личности — своего клиента, который является самостоятельной ценностью.

Партнерские отношения социального работника и клиента представляются единственно правильными еще и потому, что как тот, так и другой — люди, обладающие достоинством, которое должно обоюдно поддерживаться ими при помощи установленной системы отношений и в ее рамках. Практика показывает, что далеко не все люди, оказавшись «над» кем-то, зависящим от них, обладают чувством такта, меры и душевной тонкостью и могут построить свои взаимоотношения столь грамотно, чтобы не дать почувствовать окружающим собственного превосходства, а порой и высокомерия. Довольно часто можно наблюдать обратное — почувствовав свою «власть», индивид, не обладающий культурой чувств и высокой нравственностью, мгновенно дает понять окружающим, «кто здесь хозяин», пытаясь возвыситься отнюдь не за счет нравственного, социального или профессионального роста ценой собственных усилий, а наиболее простым и доступным способом — за счет унижения окружающих, находящихся у него в зависимости, попрания их достоинства.

Партнерские отношения наилучшим образом отвечают поставленной задаче — они почти полностью исключают возможность ущемления достоинства партнеров. Как только один из элементов данной системы отношений поднимается «над» другим, будь то социальный работник или клиент, второй неизбежно попадает в подчиненное положение и теряет свою субъектную сущность, становясь пассивным исполнителем чужой воли.

Таким образом, профессиональная этика социального работника строится на основе уважения прав личности, специфики социальной работы как профессиональной деятельности и социального института и предполагает не только знание норм и принципов взаимодействия и взаимоотношений, но и наличие определенных личностных качеств у специалиста, поскольку профессиональные моральные требования не могут охватить всего многообразия ситуаций, возникающих в процессе деятельности, и многие этические проблемы социальный работник решает, руководствуясь своими собственными понятиями о долге, о добре и зле, т. е. своими собственными нравственными принципами. Высокий уровень нравственности формируется у специалиста при наличии определенных черт, развиваемых им в процессе самовоспитания и обучения профессиональной деятельности.