Прогнозирование, проектирование и моделирование социальной работы (лекции) - Теория «кризисного вмешательства»

Теория «кризисного вмешательства»

долгое время претендовала на статус универсальной, и, хотя это утверждение не раз оспаривалось, нельзя не признать, что на сегодняшний день не существует другого, столь же широко распространенного в практике социальной работы теоретического метода. Традиционно под кризисом понимались либо болезненные переходные периоды, либо значительные ситуативные изменения, либо непредвиденные трагические события (смерть, катастрофа). Однако после работ Д. Каплана кризисной стала считаться ситуация, когда индивид не в состоянии справиться с проблемой привычными, апробированными способами. С этой точки зрения всякий обращающийся за. помощью в социальную службу человек находится в кризисной ситуации. Суть теории «кризисного вмешательства», следуя за .признанным в этой области авторитетом Наоми Голан, можно сформулировать в нескольких тезисах:

любой человек, социальная группа или организации в течение своей жизни подвержены кризисным состояниям; кризисные события могут быть предсказуемыми и неожиданными;

наибольшую опасность представляют для людей события, связанные с разного рода потерями; в этом случае нарушается равновесие личности, что приводит к неспособности решать проблемы обычными способами и ведет к стрессу и психологическому напряжению;

стрессовые события обычно .имеют форму угрозы, потери и трудноразрешимой задачи. В первом случае реакция индивида выражается в беспокойстве, во втором — в депрессии и в третьем — в среднем беспокойстве, надежде, ожиданиях, усиленной попытке решить проблему;

большинство проблем в последующем успешно разрешаются на основе применяемых ранее стратегий, что делает состояние активного кризиса маловероятным, однако безуспешные попытки ведут к тяжелым кризисным последствиям;

временной промежуток между кризисными событиями и выходом из кризиса широко варьируется в зависимости от психологических особенностей личности и характеристик самого события. Однако, как правило, период активного кризиса длится 4 — 6 недель;

люди, находящиеся в кризисе, наиболее «открыты» и чувствительны к внешнему влиянию, вот почему вмешательство в этот период наиболее эффективно, чем впоследствии;

в период восстановления или «реинтеграции» клиенты усваивают новые способы решения проблем, что улучшает их способность разрешения кризисных ситуаций в будущем. При этом сам процесс «реинтеграции» включает в себя несколько основных этапов.

Во-первых, это корректировка когнитивного восприятия, поскольку клиенты получают более точный и полный взгляд на события, которые с ними произошли.

Во-вторых, управление чувствами, поскольку происходит «высвобождение» сильных эмоций, что рассматривается социальным работником как допустимая реакция.

И, наконец, развиваются новые поведенческие модели совладания с ситуацией. Задача социального работника — помочь клиенту принять эмоционально и социально необходимые роли для достижения максимально возможной «реорганизации».

По мере своего развития теория «кризисного вмешательства» все более интегрировалась в практику социальной работы, охватывая самые различные категории клиентов. При этом данная модель оставалась открытой для эмпирических исследований, направленных большей частью на разработку конкретных технологий вмешательства (например, внедрение «кризисных служб» в центры по предотвращению самоубийств, семейная терапия и т. д.).

С теорией кризисного вмешательства тесно связана другая чрезвычайно социально значимая и широко практикуемая теория — теория «превенции». В самом общем смысле под превенцией понимается попытка предотвращения нежелательных событий, явлений, процессов. Социальная работа с момента своей институционализации учитывала концепцию превенции. Элементы планирования, социального проектирования в той или иной степени всегда присутствовавшие в социальной работе, по сути есть не что иное, как выражение превентивных мер. Фактически во всех западных странах превентивная помощь являлась одним из основополагающих моментов развития и становления форм социальной защиты.

Процесс всеобщей рационализации, характеризующий современное общество, затронул и сферу социальной работы, что привело к ее бюрократизации, профессиональной специализации и усилению превентивной ориентации. Тем не менее предметом специального научно-теоретического осмысления превенция стала не так давно. И, естественно, первые усилия в этом направлении были связаны с более точным определением понятия «превенция» и выделением ее основных видов и форм.

В этой связи, на наш взгляд, представляет интерес концепция немецкого социолога Клауса П. Яппы, определяющая «превенцию» через понятия «опасность» и «риск», существенное различие между которыми заключается в том, что риск предполагает некий выбор и соотносится с результатами субъективного решения, тогда как опасность возникает из внешних по отношению к клиенту объективных обстоятельств. Превенция изначально соотносится с опасностью, но цель ее заключается в трансформации опасного нежелательного состояния в состояние риска, предоставляющего клиенту определенную свободу выбора, т. е. возможность принятия решения с наибольшей для себя выгодой.

В зависимости от направленности превентивного действия выделяется материальная и формальная превенция. Первая непосредственно связана с процессами, .в результате которых могут возникать социальные проблемы, а вторая, т. е. формальная, есть в большей степени механизм компенсации последствий социальных проблем. Скажем, в отношении такой социальной проблемы, как безработица, реорганизация системы подготовки кадров с учетом потребностей рынка — пример материальной превенции, а выплата пособий по безработице — пример формальной. Эти два вида превенции составляют ядро сложившейся ныне действующей системы социальной защиты и безопасности. Материальная и формальная превенции являются достаточно эффективными, когда речь идет о наиболее типичных социальных проблемах развитого индустриального общества (болезнь, безработица и др.). Однако современный этап развития общества характеризуется новыми, принципиально иными, зачастую глобальными социальными проблемами, такими, как загрязнение окружающей среды, ядерная угроза и т. д. Для этой категории проблем традиционные превентативные механизмы либо малоэффективны, либо совсем недейственны. Общество стоит перед необходимостью разработки иных механизмов социальной защиты и безопасности, что требует новых концептуальных подходов, новых организационных форм социальной работы, и это задача в первую очередь социальных наук.

Заканчивая на этом далеко не полный обзор основных теоретических моделей социальной работы, сложившихся на Западе, хочется еще раз выразить надежду, что начавшийся в нашей стране процесс становления социальной работы как самостоятельной области научного знания примет более интенсивные и разнообразные формы в соответствии с потребностями современного российского общества.